Рейтинг@Mail.ru

Нам нужна Ваша помощь

3 комментария к «Нападение на участников гей-парада в Иерусалиме: 6 раненых (ФОТО, ВИДЕО)»

  1. редакция Out-Traveler:

    Трое офицеров полиции будут сняты с должностей
    Как сообщили из пресс-службы правоохранительных органов, выводы комиссии будут опубликованы после того, как их изучат все, кто имеют отношение к данным событиям, в том числе полицейские, чьи действия критикуются в отчете и семьи пострадавших.

  2. редакция Out-Traveler:

    Памяти Ширы
    Источник.
    Наверное, нет в Израиле человека, который бы не почувствовал боль из-за гибели Ширы Банки от рук религиозного фанатика, ударившего ее ножом на гей-параде в Иерусалиме. Неважно, к какому религиозному или политическому лагерю вы себя причисляете, ужасная гибель юной девочки не может оставить никого равнодушным. Сайт Релевант публикует перевод на русский некролога, прочитанного родителями Ширы над ее могилой — некролога, который стал символом необычного благородства и родительской любви. Каждое слово режет болью, на острие которой — надежда на то, что если здесь есть ещё такие люди, как родители Ширы, и такие, как Шира, ещё не всё потеряно. Светлая память.

    «Есть звёзды, свет которых доходит до Земли только тогда, когда их самих больше нет.
    Есть люди, свет памяти о которых озаряет только тогда, когда их самих больше нет.
    Эти огни – самые яркие в ночной тьме,
    Именно они – те, которые освещают человеку путь».
    Хана Сенеш


    Похороны Ширы Банки, понедельник, 3.8.15. Фото: Йотам Ронен, «Activestills»


    Семья Банки, 2012 год. Шире, старшей дочери, 12 лет. Фото: Флэш90

    «На настенной доске с фотографиями в комнате Ширы царит идеальный порядок. Две фотографии с мамой, две — с папой, по две фотографии с братом и сёстрами: две с Томером, две с Элей и две с Ади, так, чтобы никому не было обидно, чтобы никто не почувствовал, что его место в огромном сердце Ширы меньше, чем у другого. У нас четверо чудесных, умных, восхитительных, добрых детей — и главное, очень дружных. Мы остались с тремя из них — и с такой болью и тоской, что любой родитель предпочтет умереть, чем пережить такое.

    У нас была дочь, которую обогатили везение, гены и воспитание (из трех этих компонентов, мы нескромно берем на себя целых два) огромной мерой интеллигентности, и главное, не меньшей степенью эмоциональной интеллигентности. Такая девочка не вырастает в вакууме, она не стала такой только благодаря родителям. Это был ребенок, окруженный тетями и дядями, двоюродными братьями, родственниками, дедушкой и бабушкой, друзьями папы и мамы, учителями, всеми, кто помогал ей расти и стать такой, какой она была — и все они сейчас несут в своем сердце сильнейшую боль.

    Шира, умница, нежная, красивая, любознательная, музыкальная девочка, которая даже подростковый возврат прошла тактично и умеренно, и выросла и расцвела, как чудесный цветок, особенно в последний год. Она преуспела в учебе и в общественной жизни, появился здоровый интересе к мальчикам, очень хорошо дружила с братом и сестрами, и несла много радости родителям, в простом и полном смысле этого слова.

    Мы получали бесчисленное количество комплементов ото всех, кто общался с Широй. Не проходило и недели без того, чтобы кто-то не сделал нам комплемент по поводу нашей старшей дочери, и с каждого родительского собрания мы возвращались счастливые.

    Вся эта невинность, вся красота, все счастье и вся доброта — были брошены на алтарь ненависти, злости, жестокости, халатности и глупости.

    Мы всегда старались, чтобы с нашей девочкой не случилось ничего плохого из-за её женственности, чтобы она не показалась кому-нибудь «вещью». Мы и представить себе не могли, что она может погибнуть вот так, ненужной гибелью молодой невинной девушки, полной прекрасных действий и намерений. Смерть, несущая нам и сотням других людей только боль и бездонную горечь — бесцельная и бесполезная.

    Не мы и не Шира не являемся частью ЛГБТ-общины, но мы поддерживаем право каждого человека вести образ жизни в соответствии со своими взглядами, и идею любви и толерантности, с которой она пошла на парад, Шира получила и от нас.

    Мы хотим также отметить, что в нашем сердце нет ненависти по отношению к людям в кипах, и мы знаем, сколько искренних молитв за здоровье Ширы было сказано и вслух, и в сердцах. Мы в конфликте не с религиозными, а с нетерпимостью, ненавистью и культом достижения своей цели за счет другого.

    Как уже было сказано много раз в последние дни, мы очень частные люди. Реакция общества на убийство нашей девочки, поразила нас, несмотря на то, что она абсолютно понятна и совершенно подобающа.

    Она, конечно, не облегчит нашу боль ни на грамм, но если бы убийство, подобное этому, прошло без сильного и продолжительного общественного резонанса, тогда разочарование в месте, в котором мы живём, было бы нестерпимым. В свободном цитировании Толкиена и в память о нашей Шире мы говорим, что если люди будут больше заняты хорошей едой, питьем и любовью, и меньше — погоней за высокими принципами, святыми землями и прочими низменными способами повелевать и властвовать над действиями и мнениями других, то мы все будем намного счастливее, и сможем воспитывать детей в красивом и безопасном мире.

    В жизни Ширы её сопровождали множество юных и множество взрослых людей, и с вечера четверга ее и нас поддерживало множество хороших и чутких людей, за что мы глубоко благодарны.

    Теперь мы отправимся домой и начнем строить новую семью — научимся жить впятером, а не вшестером. Попробуем ненавидеть меньше и любить больше, и попросим об этом всех окружающих.»

  3. редакция Out-Traveler:

    17-летняя раненая девушка — Шира Банки (Shira Banki) — спустя 3 дня скончалась в больнице в иерусалимской больнице «Хадаса Эйн-Керем».
    Банки училась в одной из лучших средних школ Иерусалима, при Еврейском университете. Семья погибшей обратилась к общественности с просьбой не нарушать их покой и воздержаться от визитов во время траура.
    Стало так же известно, что родители покойной дали согласие на использование ее органов для трансплантации, чем можно спасти жизни другим людям..

    Жители города несут свечи к месту гибели девушки: